Подготовка к ОГЭ по литературе

Системы русского стиха. Реформа стихосложения М.Ломоносова и В.Тредиаковского. Представление об оде. Оды Ломоносова.

В XVIII век стал решающим для возникновения  новой русской поэзии. Произошел отказ от старых форм, и в литературу пришли новые, близкие к современным представления о стихосложении. Изменились представления и о том, что должна воспевать поэзия.

Русская поэзия знает три системы стихосложения: тоническую, силлабическую и силлабо-тоническую. Фольклорный стих — стих былин, песней, плачей —  был тоническим, то есть единицей ритма в народной поэзии было логическое ударение: «Как во сла́вном во гра́де во Ки́еве».

В XVII веке русская поэзия обратилась к европейской системе — силлабической традиции стихосложения, в основе которой было равносложие —  то есть в каждой поэтической строчке количество слогов должно быть одинаковым: 11, 13, 15. Одним из самых выдающихся представителей силлабической традиции в России был Феофан Прокопович — выдающийся церковный деятель и Просветитель.

Однако силлабическая система была не вполне удобна для русского стиха, так как  во многих западноевропейских языках ударение постоянное, а в русском языке оно плавающее, беглое, поэтому пользоваться силлабикой было неудобно.

Проблема была решена благодаря усилиям Тредиаковского и Ломоносова.

Судьбы этих замечательных русских писателей и филологов во многом похожи несмотря на то, что они вели между собой ожесточенную литературную  полемику. Оба они по происхождению не были дворянами: Тредиаковский родился в семье астраханского священника, Ломоносов происходил из семьи поморского крестьянина. Оба будущих поэта с детства почувствовали любовь к знаниям и с детства пошли за науками в Москву, в Славяно-греко-латинскую академию, оба продолжили образование за границей. Филологическая деятельность обоих поэтов тесно связана с Академией Наук, оба они были первыми, кто получил звания профессоров (то есть академиков). Оба они разрабатывали  жанры  торжественной оды.

Реформа стихосложения, которые провели эти ученые, заключается во введении в поэзию силлабо-тонического стиха, который станет ведущим для всей русской поэзии XIX и во многом XX века. При силлабо-тонической системе строки регулируются не только количеством слогов, как это было в тонической системе, но и местом положения ударений. Старая система была представлена в сатирах Кантемира.

Сравним:

У́ме недозрелый, плод // недолгой науки!
Покойся, не понуждай // к перу мои руки:
Не писав летящи дни //века проводити
Можно, и славу достать, хоть // творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные // в наш век пути многи,
На которых смелые // не запнутся ноги.

Это тонический стих Кантемира. Строка делится не на стопы, как современная система стиха, а на слоги. В каждой строке 13 слогов, кроме того, после 7 слога обязательно должен быть словораздел — так называемая цезура. Такую систему мы уже встречали в античном эпосе и былине.

Тредиаковский же в трактате «Новый и краткий способ изложения российских стихов» ввел новое понятие — понятие стопы, или метра. Стопа — это повторяющееся сочетание в стихотворной строке ударных и безударных слогов. Ломоносов продолжил его реформу в «Письме о правилах российского стихотворства». Эти  строки Ломоносова  написаны четырехстопным ямбом. Это означает, что в каждой строчке по четыре стопы с одним безударным и одним ударным слогом:

Нау́ки ю́ноше́й пита́ют,
Отра́ду ста́рым по́даю́т,
В счастли́вой жи́зни у́краша́ют,
В несча́стной — слу̐чай бе́регу́т.

До принятия Ломоносовым и Тредиаковским новой системы оды были довольно грубы и довольно неудобны для произношения. Было принято писать оды, не рифмуя строки между собой, а составляя их за счет ударности и безударности последних слогов. Ломоносов и Тредиаковский  ввели рифмующиеся строки, не применяемый ранее размер и ритм, сделав конструкцию оды легкой, музыкальной.

Ода – это всегда стихотворение, вызванное каким-то значительным явлением: важным историческим событием, высокой идеей или восхищением деятельности государя, прославлением российского государства:

Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли, –

пишет Ломоносов в «Оде на день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года».

Нередко наряду с историческими лицами в одах действовали боги и античные герои:

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.

Ломоносов также был уверен, что поэзия должна быть «языком богов», максимально оторванным от бытовой речи, в оде нет просторечий, зато очень много слов церковнославянских, придающих речи величавость, торжественность:

И се Минерва ударяет
В верхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.

Речь здесь идет о том, что наука откроет природные богатства недр Урала, неисчерпаемую пользу сибирских лесов, узнает, чем богата наша земля и как лучше эти богатства тратить. Но выражено это иносказательно: Минерва — это богиня мудрости, аллегорическое обозначение науки, Рифей — старинное название Урала.  Обратите внимание на славянизмы: неполногласие сребро, злато, е вместо ё: копиЕм, твоЕм.

В одах Ломоносова широко используются аллегории, метонимии, олицетворения, риторические вопросы и обращения:

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих.

Автор напрямую обращается к молодым людям, которым следует брать за пример деятельность Петра  и его последователей. Науки должны занимать одно из главных мест в жизни, они помогают человеку на всем его жизненном пути, дают возможность приблизиться к тайнам мира. Например, в «Вечернем размышлении о божием величестве при случае великого северного сияния» есть такие строки:

Открылась бездна, звезд полна
Звездам числа нет, бездне дна.

Лирический герой восхищен божественным величием мироздания, человек в сравнении с величием Вселенной представляется маленькой песчинкой в этом огромном, полном тайн мире.

Но лирический герой од Ломоносова не принимает мистическое объяснение природных явлений, утверждая, что каждое таинственное событие можно постичь разумом.  Человек, оказавшийся перед лицом Вселенной один на один, полон различных мыслей и вопросов, и в этом его сила и могущество:

Скажите ж, сколь пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Неведом тварей вам конец?
Скажите ж, сколь велик творец?

Таким образом, Ломоносов, будучи поэтом эпохи классицизма, прославляет разум человека, верит в прогресс, славит военные победы и мирные достижения российского государства, воспевает мудрых правителей, красоту и гармонию мироздания. Язык его од торжественный, стиль высокий, полный старославянизмов и книжной лексики.

А.С.Пушкин писал: «Как ученый Ломоносов объяснил природу молнии и северного сияния, как поэт — нашел для их описания такие звонкие слова, что мы и теперь, любуясь ночным небом, повторяем: «Открылась бездна, звЕзд полна / Звездам числа нет, бездне дна».