Подготовка к ОГЭ по литературе

Предания как жанр фольклора

Предания – это также формы народного эпоса, народной культуры. Важные исторические события, какие-то знаменательные факты из жизни людей сохранялись в памяти народа и передавались из поколения в поколение. Иногда это были истории о подвигах известных людей, иногда история о происхождении народа. Рассказы эти обрастали различными домыслами и вымыслами, и слагались в предания. Предания сообщают нам об освоении того или иного края, о подвиге какого-либо героя, о знаменитом роде, о знаменитом человеке. В них, как правило, нет хроники событий, а есть нравственная оценка происходящего. Предание всегда складывается на основе исторической правды. Эта правда – историческая память – и есть то, что отличает предание от легенды. Различают:

  • исторические предания (об исторических лицах)
  • топонимические (о местах).

К известным преданиям можно отнести: Предание о граде Китеже, предания об основании Киева, Парижа, предания о Пугачеве, об Иване Грозном.

Предание о граде Китеже – предание о городе, который погрузился на дно озера и таким образом спасся от войск хана Батыя. Город ушёл на дно озёра не за грехи жителей, а по их соборной молитве, и не канул в небытие, а существует как место чаяний и надежд. Град Китеж – это город праведников, город честных и безгрешных людей, прообраз земного рая.
Многие русские писатели и композиторы обращались к этой теме:

  • Н.М.Римский-Корсаков (опера «Сказание о невидимом граде Китеже»),
  • П.И.Мельников-Печерский (рассказ «Гриша», роман «В лесах»),
  • Аполлон Майков (пьеса «Странник»),
  • Михаил Пришвин (книга «У стен града невидимого»),
  • Николай Клюев (стихотворение «Русь-Китеж»)

Дал свое прочтение этого предания и Максимилиан Волошин. Прочитаем начало его стихотворения под названием «Китеж»:

Вся Русь — костёр. Неугасимый пламень
Из края в край, из века в век
Гудит, ревёт… И трескается камень.
И каждый факел — человек.
Не сами ль мы, подобно нашим предкам,
Пустили пал? А ураган
Раздул его, и тонут в дыме едком
Леса и сёла огнищан.
Ни Сергиев, ни Оптина, ни Саров —
Народный не уймут костёр:
Они уйдут, спасаясь от пожаров,
На дно серебряных озёр.
Так, отданная на поток татарам,
Святая Киевская Русь
Ушла с земли, прикрывшись Светлояром…
Но от огня не отрекусь!
Я сам — огонь. Мятеж в моей природе,
Но цепь и грань нужны ему.
Не в первый раз, мечтая о свободе,
Мы строим новую тюрьму.
Да, вне Москвы — вне нашей душной плоти,
Вне воли медного Петра —
Нам нет дорог: нас водит на болоте
Огней бесовская игра.
Святая Русь покрыта Русью грешной,
И нет в тот град путей,
Куда зовёт призывный и нездешний
Подводный благовест церквей.

Для Волошина град Китеж – это олицетворение Святой Руси, с благовестом церквей тихо опустившейся на дно. Но к этому граду нет путей, это неосуществимый сон, который «гудит» на дне души, а людей водит по болоту «огней бесовская игра».

Стихотворение построено на противопоставлениях: озера и болота, чистого и мутного, святого и грешного, мятежа, буйства, пожара – и тишины, святости, покоя. Но лирический герой не хочет отказываться от борьбы, от бесконечной диалектики свободы и неволи, в которой Китеж-град своим уходом не снимает, а лишь обостряет противоречия.