Подготовка к ОГЭ по литературе

Основные жанры древнерусской литературы. Летопись как основной жанр древнерусской литературы.

Основными жанрами в древнерусской литературе были:

  • летописи и хронографы – фиксировали какое-либо важное историческое событие (война, смена власти, пожар, появление кометы и др.)
  • воинские повести – изображали ратные подвиги русичей,
  • житие (агиография)- рассказывало о жизни святого – праведника и чудотворца,
  • риторические произведения (слова и поучения)
  • путешествия (с разными целями) изображала паломническая литература – жанр хождений,
  • были и повести бытового и мемуарно-биографического характера.

Жанровые формы фольклора (легенды, предания, плачи, славы, духовный стих, дружинная поэзия) органично входили в состав произведения древнего автора и способствовали его обогащению. Надо сказать, что влияние фольклора на литературу Древней Руси проявлялось в том, что книжник мог давать не религиозную, а народную трактовку образа.

В Древней Руси летописи имели огромное значение. Изначально летопись – это короткая запись на полях церковных книг о каком-нибудь важном или необыкновенном событии: смерти того или иного князя, игумена, митрополита; начала княжения, царствования; рождении у князя сына или дочери; строительстве церкви; стихийных бедствиях (пожарах, засухах) или иные явления природы (солнечные затмениях, появлении кометы); отдельных политических событиях (военных походах князей).

Велись такие записи, как правило, учеными монахами.

Летописи XI века не сохранились. Первый памятник, который дошел до нас, – «Повесть временных лет». Она была создана в начале XII века в Киево-Печерской лавре. Ее автор – ученый монах Нестор, или Нестор Летописец. Летопись – жанр эпического творчества, состоящее из разрозненных фрагментов по годам: «В лето 6374.пошли Аскольд и Дир войной на греков..». Монах ведет отсчет времени от сотворения мира. Если следовать современному летосчислению, то Сотворение мира произошло в 5508 году до нашей эры. Именно это число нужно вычесть из старинной даты, чтобы получить привычную нам дату в летоисчислении от Рождества Христова.

Для составления летописи Нестор пользовался предшествующими записями, житиями, преданиями и византийскими хрониками. Повествование в летописи доведено до 1110 года. Почти всё, что нам известно о древних славянских племенах, об их обычаях и нравах, о первых князьях и возникновении русского государства, — всё это мы знаем из «Повести временных лет».

Нестор начинает свою летопись с изложения библейской легенды о разделении земли между сыновьями Ноя — Симом, Хамом и Иафетом. Восток досталя Симу, юг — Хаму, север и Запад — Иафету: после вавилонского столпотворения Бог разделил единый народ на 70 и 2 языка (народа) и рассеял их по лицу земли. Сыновья Сима направились в «восточные страны», сыновья Хама — в страны южные, сыновья Иафета — на запад и в «страны полунощные» (север). Среди этих народов были и славяне.

Сначала славяне жили мирно, но потом стали ссориться между собой и утратили былую независимость: напали на них чужеземцы и потребовали дани. Тогда славяне призвали на Русь варягов — Рюрика, Синеуса и Трувора. Рюриковичи восстановили исходную независимость славян, обеспечив «мир» и «тишину».

Таким образом, Нестор отсчитывает историю от Сотворения мира, вписывает историю славян в историю известных с сотворения мира народов и показывает, какое место занимают славяне среди известных ему народов.

В летописи рассказывается также и о посещении апостолом Андреем тех мест, где позже возникнут Киев и Новгород. В новгородской земле апостола удивил обычай людей, о чем он рассказал, вернувшись в Рим, так: «Видел бани деревянные, и разожгут их докрасна, и разденутся, и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья гибкие, и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва слезут, еле живые, обольются водою студеною, и только тогда оживут».

Зачем Нестору понадобилось включить подобный эпизод в летопись? Дело в том, что тем самым Нестор утверждал, что христианство было принесено на русскую землю самим Апостолом, Андреем Первозванным, то есть непосредственно от Христа. Поэтому Русская Церковь ничуть не меньшего достоинства, чем Византийская, и подчиняться ей не должна.
Таким образом, мы видим, что в то время для того, чтобы включить русскую историю в историю мировую, необходимо было показать связь событий, происходивших в Русской земле, со Священной историей.

В своем труде Нестор выступает как ученый-историк, но при этом, пытаясь давать свое толкование событий, включает в летопись тексты разных жанров: договоры с греками, народные исторические предания. Таковы, например,

  • рассказы о смерти Олега;
  • о том, как вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам за убийство мужа ;
  • сказания о народных героях: отроке, хитростью выбравшемся из осажденного печенегами Киева и призвавшем воеводу Претича прийти на помощь находившейся в городе Ольге с внуками («Сказание о подвиге отрока -киевлянина и хитрости воеводы Претича») ;
  • о юноше-кожемяке, одолевшем в поединке печенежского богатыря («Сказание о Кожемяке»);
  • о мудром старце, сумевшем перехитрить печенежских послов и убедить врага снять осаду с города («Сказание о белгородском киселе»).

Обстоятельно передано в «Повести» и событие крещения Руси Владимиром: рассказ об «испытани вер» – знакомстве Владимира с различными религиями; можно прочитать и пространную «Речь философа», в которой греческий философ поведал Владимиру об истории церкви и истории человечества.

В статье под 1015 годом повествуется об убийстве сыновей Владимира — Бориса и Глеба — их сводным братом Святополком. Важное значение имеет рассказ под 1054 годом о завещании Ярослава Мудрого принципов политического уклада: Киевский престол должен принадлежать старшему в роде, которому, «яко отцу», должны подчиняться все прочие удельные князья.
Таким образом, летопись – не только исторический документ, но и книга, преследующая морально-политическую задачу: показать, как надо и как не надо поступать. Нестор нередко обращается к библейским заповедям и примерам, чтобы разъяснить читателям происходящее, предостеречь от происков дьявола, помочь увидеть и понять волю Божью. Не случайно Нестор пишет книгу для современных ему киевских князей, которая станет для них и поддержкой в трудные минуты, и учебником правления и поведения.

Подведем итоги. Летопись стала не просто исторической хроникой, но выдающимся памятником литературы — сводом:

  • всего, что записали предшественники,
  • развёрнутых рассказов и описаний (повестей, сказаний)
  • сведений о труде, о месте и времени создания рукописи,
  • личных размышлений автора и его оценок самых важных событий.

Не случайно А.С.Пушкин в своей поэме «Борис Годунов» выводит образ Пимена — летописца, относящегося к книжному делу как богоданному:

Еще одно, последнее сказанье –
И летопись окончена моя,
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил;
Когда-нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду –
И, пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет…

Песнь о вещем Олеге А.С.Пушкина

“И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и помянул Олег коня своего, которого когда-то поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо когда-то спрашивал он волхвов и кудесников: «От чего я умру?» И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, от него тебе умереть!»

Этот эпизод — из «Повести временных лет». Он рассказывает о реальном русском князе Олеге, жившем в конце IX века. Это языческий князь. Он жил до того, как Владимир решил крестить Русь. Именно Олег решил объединить земли, он создал то, что мы называем Киевской Русью. Среди его подвигов было взятие Константинополя – столицы Византии, раньше этот город назывался Царьград. Известен знаменитый рассказ о том, как Олег прибил свой щит на воротах города в знак победы.

“Когда прошло четыре лета, на пятое, пришёл Олег от Царьграда в Киев и вспомнил своего коня, от которого когда-то волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшего конюха и сказал:

–Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?

Он же ответил:

–Уже умер!

Олег засмеялся и укорил того кудесника, сказав:

–Неправду говорят волхвы, но всё то ложь: конь умер, а я жив.

И повелел оседлать себе коня:

–Да увижу кости его”.

И дальше летописец ведет повествование в таком же темпе, спокойно, с точки зрения вечности. Автор рассказывает, как Олег перед походом велел поставить в стойло своего коня, чтобы не умереть от него. Спустя годы, князь поинтересовался о том, где его конь, и посмеялся над предсказанием волхва. Затем он велел привести его на могилу умершего коня. Из черепа коня выползла змея, ужалила князя, и он умер. Сбылось предсказание кудесника: «князь умер от коня своего».

«И приехал на место, где лежали его кости голые и череп голый, слез с коня и, посмеявшись, сказал:

– От сего ли черепа смерть мне принять?

И ступил ногою на череп. И выползла змея из черепа и ужалила его в ногу».

Никаких эмоций летописец по этому поводу не испытывает. Так было, и автор летописи зафиксировал историю.

Александру Сергеевичу Пушкину довелось жить в эпоху, когда вся Европа — и Россия тоже — заново открывала для себя древнюю культуру своих народов. С конца XVIII века учёные стали разыскивать и собирать старинные рукописи, записывать народные песни и сказки. В начале XIX века писатель и историк Н. М. Карамзин опубликовал первые тома «Истории государства Российского». Читая этот труд, его современники узнавали о первых русских князьях, о великих сражениях былых веков, о горьких и героических событиях, из которых складывалась история нашей страны. Для многих стало открытием, что русская история не менее ярка и значительна, чем история других европейских стран.

«История государства Российского» вышла в 1816 году. Тогда А. С. Пушкин прочитал её впервые, а позже ещё не раз обращался к этому труду. Спустя несколько лет, в 1822 году, он написал «Песнь о вещем Олеге» — большое стихотворение, в котором Киевская Русь словно оживает для читателей.

В рассказе о смерти Олега Пушкин увидел не только картину прошлого. Спор гордого правителя и мудрого волхва, возможно, напомнил поэту его собственную судьбу. После окончания лицея Пушкин написал много стихотворений, в которых воспевал свободу. Стихи его, яркие и талантливые, были известны всему Петербургу и дошли до властей. За них поэт был отправлен в свою первую – Южную – ссылку, в которой находился с 1820 по 1824 годы.

Работая над «Песнью», А. С. Пушкин думал и о том, какою силой обладает слово и почему язык поэта должен быть «правдив и свободен», даже если это и навлекает на него гнев людей, облечённых властью. Вопрос о том, чему должна служить поэзия: истине или власти — был для Пушкина очень важным и личным.

В тексте очень много деталей, которые придают повествованию историческую достоверность: географические реалии (Царьград, берег Днепра), орудия битвы (пращ — орудие для метания камней, стрелы, кинжал), князь Игорь и княгиня Ольга.

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их села и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам –

но автор отступает здесь от исторической точности для того, чтобы еще больше усилить противопоставление разумной дружины Олега, которого именует «вещим», и  неразумия хозар с их буйными набегами и грабежами.

С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.

Пушкинский текст и больше по объему. Пушкина поразила легенда о предсказании кудесника, и поэт, работая с древними сюжетами, обнаруживает в них новое содержание: о событии не только повествуется, как в летописи, но создается определенный образ, влияющий на читательское восприятие героя:

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия
Шипя между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась:
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Стихотворение по тональности ближе к былине, чем к летописи. Летописный тон, спокойный и надмирный, для современной лирики невозможен.  Но это и не совсем былина. По жанру «Песнь» представляет собой балладу, где ведущую роль играет диалог кудесника с князем. Название, которое дал А. С. Пушкин своему произведению –  «Песнь» –  указывает на связь ее с народным творчеством, с народным героическим эпосом. 

Встречу кудесника и князя можно назвать поединком. Каждый из них обладает разной силой и властью: князь Олег — разумный и справедливый политик, выражающий волю народа, кудесник — правдивый и свободный провозвестник воли богов. Они вступают в диалог — духовный бой. Правителю нужны вещие слова кудесника, в благодарность за них он готов расстаться с самым дорогим, что у него есть —  конем:

Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмешь ты коня».
«Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен...

Образ коня — центральный в обоих произведениях. Известно, что конь в русском фольклоре — одно из самых таинственных животных. Коня считали проводником на тот свет, в тридевятое царство в тридесятое государство. Конь всегда почувствует смерть своего хозяина.

У Пушкина в «Песнях западных славян» есть особое стихотворение под названием «Конь»:

«Что ты ржешь, мой конь ретивый,
Что ты шею опустил,
Не потряхиваешь гривой,
Не грызешь своих удил?
Али я тебя не холю?
Али ешь овса не вволю?
Али сбруя не красна?
Аль поводья не шелковы,
Не серебряны подковы,
Не злачены стремена?»
Отвечает конь печальный:
«Оттого я присмирел,
Что я слышу топот дальный,
Трубный звук и пенье стрел;
Оттого я ржу, что в поле
Уж не долго мне гулять,
Проживать в красе и в холе,
Светлой сбруей щеголять;
Что уж скоро враг суровый
Сбрую всю мою возьмет
И серебряны подковы
С легких ног моих сдерет...».

Отношение к коню у князя Олега в летописи и балладе разное. Пушкин изображает очень теплые чувства князя к коню: он «товарищ», «верный слуга». Князь «головою поник», стал «угрюм» при необходимости расставания с «верным другом». Пушкин еще больше обостряет спор кудесника с князем, показывая всплеск чувств князя после потери «доброго приятеля»:

Могучий Олег головою поник
И думает: «Что ж за гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твое предсказанье!
Мой конь и доныне носил бы меня».
И хочет увидеть он кости коня...

Несмотря на то что князь Олег хочет избежать своей смертной доли, он ее тем самым и приближает — это сходство в сюжете обоих произведений. Известно, что славяне хоронили наездника вместе со своим конем. Баллада завершается изображением плачевной тризны по Олегу. Князь Игорь и княгиня Ольга сидят на холме, дружина — пирует у брега. Финальные слова «Бойцы поминают минувшие дни / И битвы, где вместе рубились они» овеяны настроением плача. Образ кургана, возникающий во второй раз, несет на себе более глубокую символическую нагрузку: он объединяет черты древних плача и славы, создавая образ будущего, образ истории, соединяя великое прошлое и великое настоящее России.   

Влиянии фольклора на литературу Древней Руси проявлялось в том, что книжник мог давать не религиозную, а народную трактовку образа:

так, победа русичей может быть показана совсем без религиозной мотивировки, а только как результат стремления “дружинушки хороброй” “не посрамить землю-матушку”, “лечь костьми”, ибо “мертвые срама не имут”.

Фольклорен по происхождению и сюжет о смертельной опасности, таящейся для князя Олега в мертвом коне: конь давно мертв, а череп таит опасность. Таким образом, эпическое сближение живых и мертвых, человека и природы создает неповторимо богатый, не канонический христианский образ.

Песнь о вещем Олеге А.С.Пушкина