Подготовка к ОГЭ по литературе

В чем отличие сказки от мифа? Хронотоп волшебной сказки. Основные мотивы и образы волшебных сказок. Художественные достоинства сказок

Миф во многом похож на сказку. Сказки возникли на основе мифов, в сказках отразились мифологические представления древних. Но сказка, как очень точно писал исследователь мифов Яков Эммануилович Глосовкер в своей книге «Логика мифа», «знает такой мир, где все шиворот-навыворот, – это «страна наизнанку»:

«там телега тащит осла, кубы катятся, там носят воду решетом, варят уху из еще не пойманной рыбы и шьют одежды из шкур еще не убитых зверей».

Сказка не скрывает неправдоподобия и смеется над ним – миф серьезен, он верит в те вещи, о которых говорит, пытается разрешить глубокие, фундаментальные вопросы мироздания: почему дети побеждают отцов? почему знание судьбы не может предотвратить предначертанное? почему воля человека все время противится общим законам мироздания? (1)

В мифе далеко не все происходит «по щучьему велению»: все подвиги Геракла совершены не только благодаря его физической силе – разум, трезвая оценка обстоятельств, воля, мужество, послушание, скромность, терпение помогают Гераклу преодолеть трудности (2).

Но, несмотря на все это, у людей, героев и даже богов есть предел, через который невозможно переступить: золотые яблоки Гесперид возвращаются на свое место, титан Прометей за свою дерзновенность прикован к скале. Орфей доказал могущество музыки, но ясно, что она в любой момент может быть заглушена шумом тимпанов (ударных инструментов) (3).

Известно, что русские сказки бывают трех типов: сказки о животных, бытовые сказки и волшебные сказки.

Основой повествования классической волшебной сказки является путешествие главного героя, которое подробно описано только лишь в местах остановок героя, таких как, например, избушка в лесу, тридесятое царство и др. Зная эту особенность композиции классических сказок, можно выразить хронотоп волшебной сказки в виде формулы: «родной дом — иное царство— родной дом».

Чудеса волшебных сказок – превращения в животное, долгое путешествие в неведомую страну, животные-помощники и многое другое – появились неслучайно, и внимательному взгляду сказка может открыть много нового о жизни древнего человека. Так, в сказке «Царевна-Лягушка» выпущенная из лука стрела решила судьбу Ивана-царевича. Древние люди доверяли богам во всем, в том числе и в выборе невесты, поэтому стрела главного героя оказывается у лягушки, и спорить с этим «повелением свыше» никто не может. Лягушка по представлениям древних славян – существо подземного мира, лягушачья кожа на Василисе – знак ее мудрости, причастности к тайнам предков, ведь она побывала в ином мире, где ее и заколдовали. Об этом говорят и чудеса в области рукоделия, кулинарии и танца, которые она показывает в соревновании с другими женами. Нарушенный запрет – сжигание лягушачьей кожи – перемещает Василису в другой мир, куда и отправляется за ней Иван-царевич.  Само по себе царство Кощея Бессмертного – это мир Велеса, откуда не возвращаются, где накоплены громадные богатства мудрости и золота. Интересно, что в этом мире помогают главному герою животные, покровителем которых и был Велес. Они представляют три стихии – водную (щука), небесную (ворон, селезень) и земную (медведица). Они платят добром за добро – и это основная мысль сказки.

К числу образов, возникших на древней жизненной основе, относится образ мудрой старухи-помощницы. Редкая волшебная сказка обходится без рассказа о Бабе Яге, которая, однако, оказывается весьма заботливой и внимательной к герою. Напомним, какими чертами и какой ролью наделена Яга. Она живёт в дремучем лесу, в диковинной избушке на курьих ножках. По чудесному заклятию «Избушка, избушка, стань по-старому, как мать поставила: к лесу задом, ко мне передом» избушка поворачивается к герою, и он входит в это странное жилище. Баба Яга встречает смельчака неизменным традиционным ворчанием и пофыркиванием.

В. Я. Пропп в исследовании волшебной сказки писал, что Яге не по себе от запаха живого человека: «Запах живых так же противен и страшен мертвецам, как запах мёртвых страшен и противен живым». Баба Яга для мира живых – мертвец. Она лежит поперёк своей избы «из угла в угол, нос в потолок врос». Изба тесна Яге, в ней она, как в гробу. Баба Яга – слепая: она не видит героя, а чует его по запаху. В Яге, по-видимому, люди видели предка по женской линии, обитавшего за той гранью, которая отделяет живых людей от мёртвых. Культ предков по женской линии тесно соприкасался с культом природы. Этим и объясняется особая власть старухи над живым миром природы, да и в ней самой много черт от животного. Имя ее образовано от корня со значением «змея». Некоторые ученые считают, что имя Яга и имя Нагайна из сказки Р.Киплинга «Рикки Тики Тави» – родственные слова. В некоторых сказках Ягу заменяет козёл, медведь, сорока. Сама Яга обладает способностью превращаться в разных птиц и зверей. Близость Яги к мифическим образам владык мира природы объясняет и особый характер её избушки на курьих ножках. Изба, напоминающая своей теснотой гроб, свидетельство поздней поэтической разработки древнего обычая хоронить покойников на деревьях или на помосте.

Баба Яга рассказала Ивану-царевичу, что жена его находится у Кощея Бессмертного, а также поведала, как с ним справиться: найти гнездо на дубе, а дуб на острове, а остров – в безбрежном море. Смерть самого Кощея (его имя происходит от древнего слова «кош» – судьба) находится на уже знакомом нам «мировом древе» – дубе. Яйцо, в котором спрятана смерть, общий для многих народов образ плодородия и жизни. Этот образ связан с подземным миром, потому что причину хорошего или плохого урожая всегда искали под землей.

В яйце как бы материализовано начало жизни, это то звено, которое делает возможным непрерывное размножение. Только раздавив яйцо, можно положить конец жизни. Смерть Кощея, говорится в данной сказке, «на конце иглы, та игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, тот заяц сидит в каменном сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и тот дуб Кощей Бессмертный, как свой глаз, бережёт». Герой преодолевает все препятствия, берёт в руки иглу, ломает кончик – и вот «сколько ни бился Кощей, сколько ни метался во все стороны, а пришлось ему помереть».

Сказка имеет свое особенное строение. Сказители любят начинать рассказ забавными присказками – ритмически организованными прибаутками. Очень часто используются присказки-небылицы, например:

«В некотором царстве, в некотором государстве, под номером седьмым, под которым мы сидим, жил да был белоус, надел на голову арбуз, на нос – огурец и построил чудо-дворец. Это не сказка, присказка, сказка будет после обеда, после мягких калачей».

Обращают на себя внимание и оригинальные концовки сказок: «Вот и сказке конец, а кто слушал – молодец»; «Вот и сказка вся, дальше сказывать нельзя»; «Вот тебе сказка, а мне кринка масла».
К особенностям сказочного повествования относят:

  • повторы близких по значению слов: «жили-были», «разорил», «разграбил»;
  • традиционные обороты речи (так называемые сказочные формулы: «Долго ли шел, коротко ли, близко ли, далеко ли, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается»; «Что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать»);
  • постоянные эпитеты – красочные определения (например, «живая вода», «красна девица», «добрый молодец»);
  • предложения, похожие на стихотворные строки: «Старший брат спит, во всю мочь храпит...».

Часто в волшебной сказке слышится музыкальность, стихотворный ритм:

Где кольнет иглой раз -цветок зацветет.
Где кольнет другой раз – хитрые узоры идут.
Где кольнет третий – птицы летят.

Широко используются в сказках такие поэтические приемы, как гиперболы, сравнения, звукоподражания. А общее правило всех сказок состоит в том, что внешность персонажей соответствует делам и поступкам, и для всех сказок характерен справедливый конец.