Подготовка к ОГЭ по литературе

Н.М.Карамзин как яркий представитель сентиментализма в России.

В последние годы правления Екатерины II (приблизительно с 1790 г. и до её кончины в 1796 г.) в России происходило то, что обычно происходит в конце долгих царствований: в государственных делах начался застой, высшие места были заняты старыми сановниками, образованная молодёжь не видела возможности приложения своих сил на службе отечеству. Тогда и вошли в моду сентиментальные настроения – не только в литературе, но и в жизни. Это выразилось, в частности, в моде на роман Иоганна Вольфганга Гёте «Страдания молодого Вертера» – о юноше, покончившем с собой из-за неудачной любви. В 1792 г. некто Михаил Сушков, шестнадцатилетний мальчик из очень образованной семьи, написал подражание «Вертеру» и застрелился сам – эта история наделала шума. Конечно, немногие доходили до такой крайности, но большинству страдающее сердце казалось прекрасным и заслуживающим сочувствия независимо от причины мучений.

Властителем дум молодых людей 90-х гг. стал Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1826) – писатель, с именем которого и принято соотносить понятие «русский сентиментализм». Но значение Карамзина в русской литературе столь велико, что никак не ограничивается связью с тем или иным направлением. Более того, во многих своих произведениях Карамзин переходит к критике сентиментализма изнутри, показывая противоречивость идеала чувствительности, опережая, таким образом, большинство своих читателей и почитателей.

Карамзин родился в Симбирской губернии. В ранней юности он не получил систематического образования, но удивлял провинциальное общество необыкновенными познаниями. В 1775-1781 гг. Карамзин обучался в Москве в частном пансионе. Закончив его, юноша уехал в Петербург и поступил в Преображенский гвардейский полк. Но военная служба его длилась недолго: в 1784 г. он вышел в отставку в чине поручика и уже в следующем году вернулся в Москву. Там Карамзин сблизился с Новиковым и другими московскими масонами, благодаря которым он через всю жизнь пронёс идеи о прогрессивном развитии человечества и необходимости нравственного совершенствования. Но с масонской организацией он вскоре расстался, причём неприязненно, по не вполне ясным причинам.

Одно несомненно: Карамзин в отличие от этих своих учителей был убеждён, что к нравственному совершенству человек приближается благодаря не моралистическим проповедям, а облагораживающему воздействию искусства.

Шумная, даже несколько скандальная известность Карамзина началась в 1791 г. Тогда в основанном им «Московском журнале» стали печататься «Письма русского путешественника» – записки (в форме писем к друзьям) о путешествии, которое Карамзин действительно совершил в 1789-1790 гг., посетив Германию, Швейцарию, Англию и, главное, революционную Францию: «Я проехал через Германию, пожил в Швейцарии, видел знатную часть Франции, Париж, Лондон». В Германии и Швейцарии Карамзин познакомился со многими знаменитыми деятелями культуры, в том числе с великими философами Кантом и Гердером. Во Франции интересовался в первую очередь политикой, слушал знаменитых революционных ораторов (среди них и малоизвестного тогда Робеспьера); многих из них он знал лично.