Структура и план сочинения на ЕГЭ. Основные типы текстов и их особенности

Это наша первая тема в рубрике “Сочинение на ЕГЭ”, и здесь мы познакомимся с вами со структурой экзаменационного сочинения и типами текстов, которые могут быть предложены на экзамене, и их особенностями. Итак, давайте

ознакомимся с формулировкой задания 27:

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста. Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования). Поясните значение каждого примера и укажите смысловую связь между ними.
Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Выразите своё отношение к позиции автора по проблеме исходного текста (согласие или несогласие) и обоснуйте его.
Объём сочинения – не менее 150 слов.
Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов.
Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

Сама формулировка задания подсказывает композицию экзаменационного сочинения и намечает количество абзацев в нём. Опираясь на текст данного задания, давайте составим план экзаменационного сочинения:

1. Напишите вступление. Вступление – это введение в проблему, основная его цель – подвести к формулировке проблемы.

2. Сформулируйте проблему. Проблема – это основной вопрос на который отвечает автор предложенного текста.

3. Прокомментируйте проблему. Комментарий к проблеме – это то, как автор раскрывает эту проблему в тексте. Он состоит из:

а) первого примера-иллюстрации из прочитанного текста, который важен для понимания проблемы, и пояснение к нему;

б) второго примера-иллюстрации из прочитанного текста, важный для понимания проблемы, и пояснения к нему.

в) смысловой связи между примерами.

4. Определите позицию автора исходного текста по данной проблеме.

5. Заявите ваше согласие или несогласие с позицией автора.

6. Выскажите собственное мнение (тот ТЕЗИС, который вы должны обосновать).

7. Обоснуйте своё мнение, то есть приведите аргумент, в доказательство справедливости собственного мнения, он может опираться на читательский опыт или на знания и жизненные впечатления.

8. Напишите заключение – краткий итоговый вывод.

Все тексты, которые вам могут встретиться на экзамене, можно подразделить на три типа:

  • тесты публицистические
  • тесты художественные
  • тексты-рассуждения

Рассмотрим каждый из типов текстов.

1

Публицистические тексты обладают особыми свойствами:

1. Так как они чаще всего написаны известными публицистами – журналистами и блогерами, то такие тексты обладают особым качеством – злободневностью, а все проблемы, которые встают со страниц публицистики – провокационны: такие тексты намеренно стремятся спровоцировать ответную эмоциональную реакцию читателя.

2. Будучи посвящены очень актуальным современным проблемам (как правило, социальным), в их основе всегда лежит обращение к современной ситуации в мире и сравнение прошлого с современностью.

3. Позиция автора в таких текстах однозначна и выражена явно: он всегда с кем-то спорит, разделяет позиции на «правых» и «виноватых». Писать комментарий по таким текстам с какой-то стороны проще – автор ясно формулирует свою позицию.

2

Художественные тексты иные:

1. Автор не рассуждает, не привлекает напрямую внимание читателей к острой социальной проблеме, а рассказывает историю, которая произошла с вымышленными героями, то есть художественные способы мышления – это мышление в образах, художественные тексты образны.

2. Повествование в них строится от лица рассказчика, который может являться героем, то есть участвовать в действии, а может быть «невидимым», то есть быть «голосом за кадром», не участвовать в сюжете. Это необходимо понять сразу. Поэтому в случае художественных текстов нужно всегда помнить, что в иных случаях отождествление автора с рассказчиком недопустимо, и нужно использовать слово «герой», «рассказчик », а не «автор». Именно поэтому следует помнить, что в художественных текстах точка зрения автора, как правило, не выражена явно, он убрана в подтекст, и выявить ее можно, только проанализировав поведение героев и авторское одобрение или неодобрение их действий и чувств, поэтому особо следует обращать внимание на оценочную лексику.

3. В-третьих, в художественных текстах, как правило, обсуждаются общечеловеческие проблемы: эстетические, нравственные, социальные, духовные. Чаще всего они посвящены проблемам красоты природы и человека, вечным нравственным проблемам, проблеме войны и др.

3

Тексты-рассуждения – давайте будем их называть философскими – легко заметить сразу:

1. В них всегда очевидна обсуждаемая проблема, автор показывает ее сложность, неоднозначность, приводит разные точки зрения на один и тот же вопрос.

2. Но эти тексты сложны тем, что не всегда ясна авторская позиция, она может существовать «между» точками зрения, а автор лишь склоняется к одной из них, как правило, подчеркивая ее плюсы и минусы, достоинства и недостатки. Такие тексты поднимают философские проблемы.

3. В-третьих, в философских текстах, как правило, обсуждаются «вечные вопросы», поднимаются проблемы общечеловеческие: добра и зла, любви и ненависти, дружбы, подвига, совести, вины и ответственности и т.д. Автор может рассуждать как абстрактно о проблеме, так иллюстрировать ее на примерах.

Теперь давайте обратимся к примерам и разберем три текста, проанализировав их тип, степень сложности и решения поставленных проблем.

ПРОЧИТАЕМ ТЕКСТ 1:

Текст 1

(1) Мудрый поэт Микола Бажан когда-то рассказывал мне, что Маяковский, которого он хорошо знал, не любил рукопожатий и открывал в незнакомых домах дверь при помощи носового платка — он панически боялся заразиться. (2) Американская поп-звезда Майкл Джексон выходил на люди только в респираторе, защищая себя от нежелательных микробов, которыми кишит окружающий мир. (З) Знаю людей, которые аккуратно подсчитывают количество поглощаемых за обедом калорий и регулярно делают множество анализов, пытаясь не пропустить момента, когда на них обрушится какая-нибудь злая болезнь, связанная с тем. что окружающая жизнь полна опасностей и уйти от них почти невозможно. (4)И это вовсе не исключения. (5) Если вы доверчивы и регулярно читаете журналы с газетами, то прекрасно знаете, что ходить ночами по пустынным улицам весьма опасно, так как преступность всё ещё не побеждена. (6)В городах очень вредно дышать из-за выхлопных газов и промышленных дымов, а любимые народом курево и выпивка давно уже официально зачислены в разряд отравляющих веществ. (7) Если же вспомнить не о выпивке, а о закуске, то выясняется, что есть тоже вредно, а целый ряд продуктов особо опасен. 

(8) Государство, которому назначено о гражданах заботиться, пробует спасти хотя бы своих любимцев: на предприятиях пищевой индустрии работают цеха, поставляющие корм для особо важных людей, в частности членов правительства и депутатов, стараясь хотя бы этим ничего вредного не подсовывать. 

(9) Но подкрадывается беда, как выяснилось, не с обеденного, а с письменного стола, и чинушам тоже нелегко уворачиваться от роковых угроз современной жизни. (10) Причём это, оказывается, проблема […], которую мы ещё просто не изучили. 

(11) Недавно американцы опубликовали сводные данные о чиновничьих трагедиях в их стране. (12) Выясняются вещи любопытные и тревожные. (13) Только в США около двух тысяч канцелярских служащих ежегодно получают травмы от неосторожного обращения с карандашами. (14) Более двух с половиной тысяч чиновников ежегодно теряют трудоспособность, спотыкаясь о корзины для ненужных бумаг. (15) От скрепочных же сшивателей, так называемых стейплеров, страдает в год около десяти тысяч чиновников, а две с половиной тысячи канцелярских работников за это же время режутся обычной писчей бумагой. (16) Люминесцентные лампы упали на головы 352 бюрократов, а ещё сотня пострадала от рухнувших на них настенных диаграмм. (17) Число пострадавших от работы с компьютерами исчисляется уже десятками тысяч, сколько клерков простудилось или нахваталось микробов от кондиционеров, считать скучно… 

(18) Если говорить о наших чиновниках, то с кондиционерами и компьютерами они ссорятся не так часто, как их заокеанские коллеги, зато те меньше страдают от рукоприкладства посетителей… 

(19) В общем, есть специфические особенности, но сейчас речь не о них. (20) Хочу просто напомнить, что тезис о всемогуществе уютного кабинета и прелестях вкусной еды в очередной раз ставится под сомнение. (21) Впрочем, лодыри, не занятые ничем, тоже не числятся среди долгожителей… 

(22) Как же спастись от напастей и продлить жизнь? (23)А нового ничего не придумано. (24) Надо с удовольствием пить и есть, заниматься любимым делом и помнить, что радость, получаемая от работы, и любовь, которой ты связан с хорошими людьми, продлевают жизнь куда больше, чем фильтрованный воздух и колбаса из специального мяса. (25)А портрет высокого начальника может свалиться на голову кому угодно. (26) Поэтому самое разумное — садиться от него подальше. 

(По В. Коротичу)

Виталий Алексеевич Коротич (род. в 1936 г.) – поэт, прозаик, публицист, журналист, сценарист.

Текст 1

Как видим, данный текст – публицистический, у него есть все особенности публицистики – злободневность, провокативность, эмоциональность (горячность), некоторая односторонность авторской позиции, сенсационность. Публицист умело использует все средства ораторского мастерства для привлечения и удержания внимания читателей: яркость и простота образов, которые понятны каждому («люминисцентные лампы упали на голову 352 бюрократов», «от скрепочных сшивателей страдает в год около десяти тысяч чиновников»), примеры из повседневной жизни, с которыми так или иначе сталкивался каждый («знаю людей, которые аккуратно подсчитывают количество поглощаемых за обедом калорий»), обращение к опыту каждого из нас («ели вы доверчивы…», «вы прекрасно знаете…»,) разговорность интонации и лексики («напасти», «чинуша», в «общем»; «Как же спастись от напастей?», «В общем, есть специфические особенности, но сейчас речь не о них»), определенность авторской позиции («надо с удовольствием есть, пить и заниматься любимым делом»), провокативность тезисов («портрет высокого начальника может свалиться на голову кому угодно»), социальная проблематика («окружающая жизнь полна опасностей и уйти от них почти невозможно»).

Что же из этого следует? Как это может помочь нам в написании нашего сочинения?

Это значит то, что мы с полным правом можем, как и автор, соханять провокативный, полемичный и ироничный тон своего рассуждения, например:

«Предложенный нам текст писателя-журналиста полемичен и интересен прежде всего тем, что в нем поставлен провокационный вопрос: как спастись от испытаний и трудностей, приготовленных нам жизнью».

«Безопасная жизнь… Возможно ли такое? Все мы, известное дело, стремимся к безопасности. Более того, на страницах газет и журналов, в общественных местах, в сводках информации – везде звучит призыв: «Будьте осторожны! Помните о безопасности!»

«Всем нам знакомы люди, которые не садятся в лифт с другими людьми, боятся больниц, при разговоре отворачиваются в сторону, всегда отказываются от приглашения в гости и протирают ручки дверей противомикробными средствами, чтобы не подхватить инфекцию. Автор данного текста, поднимая проблему страха перед жизнью и ее опасностями, показывает комичность куда более абсурдных ситуаций, чем эти».

«Не правда ли, каждому из нас известен страх перед микробами и понятно правило мыть руки перед едой? Никто не будет спорить и с тем, что нужно быть осторожным и не ходить одному ночью по пустынным улицам. Но автор текста не просто занимается морализаторством. Размышляя о проблеме преодоления трудностей, встречающихся на жизненном пути, В.А.Коротич рисует людей, у которых этот страх достигает невероятных размеров, а стремление избежать опасностей доходит до абсурда».

Обратимся к другому тексту:

ПРОЧИТАЕМ ТЕКСТ 2:

Текст 2

Был поздний вечер. Домашний учитель Егор Алексеич Свойкин, чтобы не терять попусту времени, от доктора отправился прямо в аптеку.

«Словно к богатой содержанке идёшь или к железнодорожнику, – думал он, взбираясь по аптечной лестнице, лоснящейся и устланной дорогими коврами. Ступить страшно!»

Войдя в аптеку, Свойкин был охвачен запахом, присущим всем аптекам в свете. Наука и лекарства с годами меняются, но аптечный запах вечен, как материя. Его нюхали наши деды, будут нюхать и внуки. Публики, благодаря позднему часу, в аптеке не было. За желтой, лоснящейся конторкой, уставленной вазочками с сигнатурами, стоял высокий господин с солидно закинутой назад головой, строгим лицом и с выхоленными бакенами – по всем видимостям, провизор. Начиная с маленькой плеши на голове и кончая длинными розовыми ногтями, все на этом человеке было старательно выутюжено, вычищено и словно вылизано, хоть под венец ступай. Нахмуренные глаза его глядели свысока вниз, на газету, лежавшую на конторке. Он читал. В стороне за проволочной решеткой сидел кассир и лениво считал мелочь. По ту сторону прилавка, отделяющего латинскую кухню от толпы, в полумраке копошились две тёмные фигуры. Свойкин подошёл к конторке и подал выутюженному господину рецепт. Тот, не глядя на него, взял рецепт…

Провизор написал что-то на рецепте, нахмурился и, закинув назад голову, опустил глаза на газету.

 – Через час будет готово, – процедил он сквозь зубы, ища глазами точку, на которой остановился.

 – Нельзя ли поскорее? – пробормотал Свойкин. – Мне решительно невозможно ждать. Провизор не ответил. Свойкин опустился на диван и принялся ждать. Кассир кончил считать мелочь, глубоко вздохнул и щелкнул ключом. В глубине одна из тёмных фигур завозилась около мраморной ступки. Другая фигура что-то болтала в синей склянке. Где-то мерно и осторожно стучали часы.

·Свойкин был болен. Во рту у него горело, в ногах и руках стояли тянущие боли, в отяжелевшей голове бродили туманные образы, похожие на облака и закутанные человеческие фигуры. Провизора, полки с банками, газовые рожки, этажерки он видел сквозь флёр, а однообразный стук о мраморную ступку и медленное тиканье часов, казалось ему, происходили не вне, а в самой его голове … Разбитость и головной туман овладевали его телом всё больше и больше, так что, … подождав немного и чувствуя, что его тошнит от стука мраморной ступки, он, чтоб подбодрить себя, решил заговорить с провизором …

 – Должно быть, у меня горячка начинается, – сказал он. – Доктор сказал, что ещё трудно решить, какая у меня болезнь, но уж больно я ослаб … Ещё счастье моё, что я в столице заболел, а не дай Бог этакую напасть в деревне, где нет докторов и аптек!

Провизор стоял неподвижно и, закинув назад голову, читал. На обращение к нему Свойкина он не ответил ни словом, ни движением, словно не слышал…

…Свойкин принялся рассматривать строгую, надменно-учёную физиономию провизора.

«Странные люди, ей-богу! – подумал он. – Пишут по-латыни, говорят по-немецки… Средневековое из себя что-то корчат. В здоровом состоянии не замечаешь этих сухих, чёрствых физиономий, а вот как заболеешь, как я теперь, то и ужаснешься, что святое дело попало в руки этой бесчувственной утюжной фигуры…»

Рассматривая неподвижную физиономию провизора, Свойкин вдруг почувствовал желание лечь, во что бы то ни стало, подальше от света, учёной физиономии и стука мраморной ступки. Болезненное утомление овладело всем его существом … Он подошел к прилавку и, состроив умоляющую гримасу, попросил:

– Будьте так любезны, отпустите меня! Я… я болен …

 – Сейчас …. Пожалуйста, не облокачивайтесь!

Учитель сел на диван и, гоняя из головы туманные образы, стал смотреть, как курит кассир.

«Полчаса ещё только прошло, – подумал он. – Ещё осталось столько же… Невыносимо!»

Но вот, наконец, к провизору подошел маленький, чёрненький фармацевт и положил около него коробку с порошками и склянку с розовой жидкостью … Провизор дочитал до точки, медленно отошёл от конторки и, взяв склянку в руки, поболтал её перед глазами… Засим он написал сигнатуру, привязал её к горлышку склянки и потянулся за печаткой…

«Ну, к чему эти церемонии? – подумал Свойкин. -Трата времени, да и деньги лишние за это возьмут».

Завернув, связав и запечатав микстуру, провизор стал проделывать то же самое и с порошками.

– Получите! – проговорил он наконец, не глядя на Свойкина. – Взнесите в кассу рубль шесть копеек!

Свойкин полез в карман за деньгами, достал рубль, и тут же вспомнил, что у него, кроме этого рубля, нет больше ни копейки …

– Рубль шесть копеек? – забормотал он, конфузясь. – А у меня только всего один рубль … Думал, что рубля хватит… Как же быть-то?

– Не знаю! – отчеканил провизор, принимаясь за газету.

 – В таком случае уж вы извините… Шесть копеек я вам завтра занесу или пришлю …

– Этого нельзя … У нас кредита нет …

– Как же мне быть-то?

– Сходите домой, принесите шесть копеек, тогда и лекарства получите.

 – Пожалуй, но… мне ·тяжело ходить, а прислать некого… – Не знаю … Не моё дело …

 – Гм… – задумался учитель. – Хорошо, я схожу домой …

 Свойкин вышел из аптеки и отправился к себе домой … Пока он добрался до своего номера, то садился отдыхать раз пять … Придя к себе и найдя в столе несколько медных монет, он присел на кровать отдохнуть Какая-то сила потянула его голову к подушке … Он прилёг, как бы на минутку Туманные образы в виде облаков и закутанных фигур стали заволакивать сознание … Долго он помнил, что ему нужно идти в аптеку, долго заставлял себя встать, но болезнь взяла своё. Медяки высыпались из кулака, и больному стало сниться, что он уже пошёл в аптеку и вновь беседует там с провизором.

(по А.П.Чехову)

Антон Павлович Чехов (1860 – 1904) – известный русский писатель, драматург, врач.

Текст 2

Сразу видно, что перед нами художественный текст. Автор не рассуждает, не привлекает напрямую внимание читателей к острой социальной проблеме, а рассказывает историю, которая произошла с вымышленными героями – безымянным провизором и больным Свойкиным. Как это знание влияет на построение вашего сочинения?

Во-первых, мысль писателя не выражена явно. Ее мы можем выявить только косвенно, судя по тому, как автор строит свой текст и каких героев и как рисует. Мы видим, что в данном тексте писатель заострил контраст между слабым и больным Свойкиным и равнодушным и холодным аптекарем, показав ситуацию, при которой в местах, куда обращаются страждущие люди, работают безразличные служащие.

Во-вторых, мы видим, что в тексте много пространных описаний. Это также свойство художественного текста. В данном случае перед нами описание внешности провизора и описание внутреннего состояния больного Свойкина. Зачем автор обращается к описаниям? Описания заставляют нас лучше представить и пережить случившееся, позволяют проникнуться чувствами сострадания либо неприязни. Именно этого и хотел добиться автор, описывая своих героев. Поэтому уместно будет при построении своего текста пользоваться такими клишированными конструкциями, как «автор создает образ», «автор рисует», «автор описывает внутреннее состояние», «автор обращается к портретной характеристике своего героя».

В-третьих, художественный текст предполагает использование средств художественной выразительности, таких тропов, как метафора, сравнение, олицетворение и др., а также синтаксических и лексических средств, создающих образность. Более того, автор использует художественные приемы, такие как противопоставление, контраст, повтор, аллегория. Это нельзя не учитывать при анализе поставленной проблемы и выявлении авторской позиции.

Поэтому тон нашего рассуждения будет близок к научному литературоведческому анализу, например:

– «стремясь подчеркнуть надменность и величие отрицательного героя, писатель рисует его портрет и манеру поведения»;

– «автор описывает галантную внешность провизора и внутренне состояние бессильного и больного Свойкина для того, чтобы создать и подчеркнуть пропасть непонимания, лежащую между героями»;

– «автор заостряет контраст между героями: импозантная галантность аптекаря и его надменное поведение противоположны уязвимому и бессильному больному Свойкину. Тем страшнее становится финал повествования, ведь читатель понимает уже вначале, что в таком равнодушном мире безобидный Свойкин обречен».

Обратимся к третьему тексту:

ПРОЧИТАЕМ ТЕКСТ 3:

Текст 3

 (1)Софья Ивановна была одной из тех редких немолодых женщин, рождённых для семейной жизни, которым судьба отказала в этом счастии и которые вследствие этого отказа весь тот запас любви, который так долго хранился, рос и креп в их сердце для детей и мужа, решаются вдруг изливать на некоторых избранных. (2)И запас этот у старых девушек такого рода бывает так неистощим, что, несмотря на то что избранных много, ещё остаётся много любви, которую они изливают на всех окружающих, на всех добрых и злых людей, которые только сталкиваются с ними в жизни.

 (3) Есть три рода любви: любовь красивая, любовь самоотверженная и любовь деятельная.

 (4)Я говорю про любовь к человеку, которая, смотря по большей или меньшей силе души, сосредоточивается на одном, на некоторых или изливается на многих. (5) Про любовь к матери, к отцу, к брату, к детям, к товарищу, к подруге, к соотечественнику, про любовь к человеку.

 (6) Любовь красивая заключается в любви к красоте самого чувства и его выражения. (7) Люди, которые любят красивой любовью, очень мало заботятся о взаимности как об обстоятельстве, не имеющем никакого влияния на красоту и приятность чувства. (8) Они часто переменяют предметы своей любви, так как их главная цель состоит только в том, чтоб приятное чувство любви было постоянно возбуждаемо. (9) Для того чтобы поддержать в себе это приятное чувство, они постоянно в самых изящных выражениях говорят о своей любви как самому предмету, так и всем тем, кому даже и нет до этой любви никакого дела.

 (10) Для людей, которые так любят, любимый предмет любезен настолько, насколько он возбуждает то приятное чувство, сознанием и выражением которого они наслаждаются.

 (11) Второго рода любовь – любовь самоотверженная, она заключается в любви к процессу жертвования собой для любимого предмета, при этом не обращается внимание на то, хуже или лучше от этих жертв любимому предмету. (12) Люди, любящие так, никогда не верят взаимности. (13) Им всё равно, хорошо ли вы ели, хорошо ли спали, весело ли вам, здоровы ли вы, и они ничего не сделают, чтоб доставить вам эти удобства, ежели они в их власти. (14) Но стать под пулю, броситься в воду, в огонь, зачахнуть от любви – на это они всегда готовы, ежели только встретится случай.

 (15) Кроме того, люди, склонные к любви самоотверженной, бывают всегда горды своею любовью, взыскательны, ревнивы, недоверчивы и, странно сказать, желают своим предметам опасностей, чтоб избавлять от них, несчастий, чтоб утешать, и даже пороков, чтоб исправлять от них.

 (16) Третий род – любовь деятельная, она заключается в стремлении удовлетворять все нужды, все желания, прихоти, даже пороки любимого существа. (17) Люди, которые любят так, любят на всю жизнь. (18) Любовь их редко выражается словами, и если выражается, то не только не самодовольно, красиво, но и стыдливо, неловко, потому что они всегда боятся, что любят недостаточно. (19) Люди эти любят даже пороки любимого существа, потому что пороки эти дают им возможность удовлетворять ещё новые желания. (20)Они ищут взаимности, охотно даже обманывая себя, верят в неё и счастливы, если имеют её; но любят всё так же и не только желают счастия для любимого предмета, но всеми моральными и материальными, большими и мелкими средствами, которые находятся в их власти, постоянно стараются доставить его…

 (21)И вот эта-то деятельная любовь к своему племяннику, племяннице, к сестре светилась в глазах, в каждом слове и движении Софьи Ивановны.

 (22)Только годы спустя я оценил вполне Софью Ивановну, но и тогда мне пришёл в голову вопрос: почему Дмитрий, старавшийся понимать любовь совершенно иначе, чем обыкновенно молодые люди, и имевший всегда перед глазами милую, любящую Софью Ивановну, вдруг страстно полюбил непонятную Любовь Сергеевну и только допускал, что в его тётке есть тоже хорошие качества.

(По Л.Н. Толстому)

Лев Николаевич Толстой (1828–1910) – великий русский писатель и мыслитель.

Текст 3

Как видим, данный текст философский. Автор размышляет над проблемой любви, аргументирует разные точки зрения, строит классификации и, в конце концов, дает свое видение проблемы, хотя обобщать не решается.

Что же из этого следует? Как это может помочь нам в написании нашего сочинения?

В такого рода текстах проще всего сначала вслед за автором изложить тезисы его умозаключений, а затем попытаться изложить позицию автора. Сделаем это.

Толстой задается вопросом: какой должна быть настоящая любовь? Он рассказывает читателю о трех видах любви: красивой, самоотверженной и деятельной. Описывая первые два типа любви, делает акцент на особенностях и недостатках каждой: люди, испытывающие «красивую любовь»,  « мало заботятся о взаимности», «часто переменяют предметы своей любви» и « постоянно в самых изящных выражениях говорят о своей любви»; люди, испытывающие «самоотверженную любовь», готовы   « стать под пулю, броситься в воду, в огонь, зачахнуть от любви», но  их не беспокоит физическое и моральное состояние предмета любви.

Эти два типа любви основаны на эгоизме. Люди, которые испытывают самоотверженную и красивую любовь, любят не другого человека, а себя в этой ситуации, свои переживания, красоту чувства. Даже готовность совершить подвиг говорит нам не об истинном чувстве, а о желании возвыситься.

Противоположной по своей природе представляется любовь деятельная. Такие чувства направлены на человека, все действия совершаются во имя любимого, чтобы ему было хорошо. Деятельная любовь «редко выражается словами, и если выражается, то не только не самодовольно, красиво, но и стыдливо, неловко, потому что они всегда боятся, что любят недостаточно». Важным является тот факт, что в таком случае люди любят и пороки своих половинок, ищут взаимности, готовы сделать все ради счастья любимого.
Деятельная любовь отличается от первых двух типов тем, что совершенно лишена эгоизма и тщеславия.


После такого анализа текста авторская позиция становится очевидной: настоящая любовь должна быть деятельной.

О специфике анализа разного типа текстов и сложности анализа текстов философской направленности мы будем говорить в последующем.